Екатерина Иванова. БИОГРАФИЯ К.А. МИЛОРАДОВОЙ
29.10.2019
30 октября 1919 года родилась Клавдия Александровна Милорадова
30.10.2019

ВОСПОМИНАНИЯ К.А. МИЛОРАДОВОЙ (литературная обработка Е.Г. Ивановой)

Клавдия Александровна Милорадова рассказывает о войне. 1970-е годы.

О годах студенчества («Если бы не война…»)

Осенью 1939 года начали учиться. Вдруг: кто хочет дополнительно учиться на вечернем – cтенографистике?

Стипендия была маленькая, и мы, студенты I курса, пошли. Пединститут имени К.Либкнехта располагался на Разгуляе, курсы – в Сокольниках, а жили мы в Алексеевском студгородке.  Нам выдали второй студенческий билет, полагалась вторая стипендия. На нее мы покупали обрезки колбасы в «Елисеевском» и пировали.

Теперь о сути учебы. ЦВПКС – Центральные Высшие Педагогические Курсы Стенографии. Дело в том, что предполагалось ввести стенографию в школе, с 7-го класса по 10-й, в Наркомпросе уже был план. В некоторых школах опробировали, что дало великолепные результаты. Осуществлению этого плана помешала война.

Студенты обучались на курсах 3 года. «Почему так долго?» – спросите вы. Надо было овладеть безукоризненной грамотностью. Русский язык преподавал профессор Урбанович. Он заставлял много учить, но давал великолепную (около 100 %) грамотность.

Вообще хотя я пошла на литфак, но любила и математику. Журнал «Математика в школе» в Острогожске на школу приходил, там были сложные задачи. Я, бывало, вечером бегу через весь город: «Дмитрий Яковлевич, так это решать?» Очень любила непростые, «головоломные» задания.

Но любовь к чтению оказалась сильнее, поэтому поступила на литфак.

Меня и с Зоей свело сразу то, что именно мы двое в части в свободное время всегда читали, любые книги, даже технические, медицинские.

Литературу – русскую и зарубежную – я  много читала раньше, память у меня была великолепная, мне легко давалась учеба, я никогда не зубрила. К экзаменам готовилась, один раз прочитав – и в кино!

В пединституте нам давали отличное образование. Глубоко изучались такие предметы, как древнеславянский язык, теория литературы. К семинарам по литературе мы писали рассказы, репортажи и даже стихи с «арготизмами» и жаргонизмами, при этом переводили каждое слово. Из нас готовили разносторонне образованных специалистов.

У меня было лирико-колоратурное сопрано, поэтому кроме учебы в институте и на курсах я стала посещать опереточное отделение Музыкального училища им. А.К.Глазунова (за Парком культуры).

А в Центральном парке культуры были постановки в Летнем театре, которые мы, студентки, охотно посещали. Помню, «Свадьба в Малиновке» окончилась так поздно, что метро уже не работало, и мы шли обратно пешком – через всю Москву…

Это были настоящие студенческие годы, интересные, яркие, насыщенные событиями. Их прервала война…

 

О В.Волошиной и З.Космодемьянской

Вера была немногословная, очень серьезная, как комсорг, всегда всем все растолковывала. Все время шла в головной разведке.

У Веры была «кровь с молоком», она типично русская красавица, а у Зои – греческий тип красоты.

Зоя была стройная как статуэтка. Глаза как у хамелеона: то миндалевидные черные, а когда хохочет – раскрытые глаза серые. Губки гладенькие. Ресницы длиннющие, мы в части говорили: «Приведите вия», а потом «Вий, подними ресницы!»

Первый раз я увидела Зою 19 октября в ЦК ВЛКСМ на Маросейке. Там был первый отбор. А 29 октября мы встретились у «Колизея» и уже познакомились. На Зое было длинное пальто, белая вязаная шапочка, мальчиковые полботинки – брезентовые, мы их пропитывали гуталином, и они блестели, как кожаные. И не промокали.

 

О встрече со Сталиным в Кремле и послевоенных годах

Незабываемый день – 7 марта 1942 года, когда я оказалась в числе приглашенных в Кремль на встречу с И.В.Сталиным женщин – участниц битвы за Москву. От части нас было только двое: я и Соня Пошуканис. Присутствовали также Нина Анилина (снайпер), Людмила Павличенко (снайпер) и другие.

Иосиф Виссарионович чокнулся с нами шампанским и произнес: «Ну, девушки, спасибо вам, Москву вы отстояли. Теперь можете рассчитывать на жилплощадь в любом районе столицы».

После войны, когда я демобилизовалась, то жила в общежитиях, где мне предоставляли «койко-место» по ходатайству комсомола. Время шло, но ничего не менялось. И я решилась написать письмо самому Сталину. Через день меня пригласили в Моссовет. «Обеспечить жилплощадью в 24 часа и доложить лично мне», – гласила собственноручная резолюция вождя на моем письме.

Мне предоставили на выбор несколько вариантов. Среди них – однокомнатная квартира в районе Беговой улицы. Это было очень большое искушение – получить отдельную квартиру, я приехала ее смотреть. Все понравилось, но – квартира рядом с Ваганьковским кладбищем, там каждый день похоронный марш звучит. А я только что стольких похоронила! Нет, думаю, не подходит… И выбрала малонаселенную коммунальную квартиру на ул. Куйбышева (ранее и сейчас – Ильинка), рядом с ГУМом. Это был самый центр, а здание – бывшее владение монастыря, на 1-м этаже когда-то располагались монастырские торговые ряды, на 2-м – мастерские, а на 3-м этаже, в том числе наши 2 комнатки, – это были бывшие монастырские кельи. Красная площадь – в двух шагах, часы сверяли по кремлевским курантам. Гулять мы ходили на Красную площадь и в Александровский сад. Приезжала к дому молочница из Сокольников, которые были в ту пору городской окраиной, привозила молоко и творог… А подоконники в комнате были широченные, я на них держала фиалки – великое множество.  Там мы и жили с дочкой до 1966 г., когда уже началось расселение и мне в ЦК комсомола сказали: «Мы решили приблизить тебя к 201-й!»

Так я получила двухкомнатную квартиру на Соколе, в двух шагах от улицы Зои и Александра Космодемьянских.

 

Любимые книги К.А.Милорадовой

А.Безыменский «Трагедийная ночь»,  Бруно Ясенский  «Тисса горит»,

Н.Островский «Как закалялась сталь».

Любимый фильм – «Баллада о солдате».

Комментарии закрыты.

Page Reader Press Enter to Read Page Content Out Loud Press Enter to Pause or Restart Reading Page Content Out Loud Press Enter to Stop Reading Page Content Out Loud Screen Reader Support