Казнь Зои Космодемьянской. 29 ноября 1942 года
Вадим Кожевников. ВОЗМЕЗДИЕ
23.03.2019
Фотография Лили Азолиной на студенческом билете Московского геологоразведочного института
Л.Белая. ДОРОГАМИ ГЕРОЕВ
23.03.2019

Дарья Верясова. ЛИЛЯ, ЛИЛЬКА, ЛЕЙЛИ…

Лейли Азолина. Осень 1941 года.

Лейли Азолина. Осень 1941 года.

У Лильки тёмные глаза и кудрявые волосы, Лилька высокая и до одури красивая.

Немудрено: в ней коктейлем взбиты азербайджанские, грузинские и русские крови.
Худенькая, с длинными ногами, Лилька ходит очень прямо и ничего не боится.
— Представляешь, — говорит мне её сестра, — идём мы с мамой однажды по полю, а нам навстречу корова! Почти бежит и рогами маме в живот нацелилась. Я-то раз, и в кусты, а Лилька не испугалась, хвать корову за рога и толкает от мамы. Сама лёгкая, четырнадцатилетняя. И что ты думаешь? Прогнала! Ничего она не боялась, даже с парашютом прыгать!
И гордая какая была! Вот меня мама, бывало, в угол поставит, так я к ней и так и эдак, давай, мол, мамочка, посуду помою, лишь бы не стоять. А Лилька — нееет! Лилька до последнего будет терпеть. Гордая!

* * *
Лейли Викторовна Азолина родилась 12-13 декабря (по воспоминаниям сестёр) 1922 года в Баку. Отец её — Агабек Фридунбеков — работал в Бакинском университете, мать Валентина Викторовна была его студенткой. Именно своему отцу-профессору и обязана Лиля необычным именем. Оно отыскалось в древней азербайджанской легенде «Лейли и Меджнун».
Через год семья распалась, и мать Лили Валентина Викторовна снова вышла замуж — за москвича Виктора Азолина. Таким образом, они вместе с дочкой оказались в столице. Отчим практически сразу усыновил Лилю, а в 1927 и 1937 гг. в семье появились ещё две дочки: Лидия и Татьяна.
В 1939 г. Лиля окончила среднюю школу №236 и поступила в Московский геологоразведочный институт (МГРИ). Училась неплохо, была заводилой в комсомольских делах и среди однокурсников пользовалась авторитетом. Самостоятельно изучила немецкий язык, много читала и занималась спортом. Считалась первой красавицей института, несмотря на то, что семья жила бедно, и обновки Лиле перепадали нечасто. Потому у семьи Азолиных и не осталось её личных вещей. Не сохранилось и любимого красного вязаного кардигана, подаренного незадолго до войны сослуживцем отца, — в нём Лиля ушла на фронт. Осталось только фото, запечатлевшее Лилю в том самом кардигане. Еще остались фотографии с сестрой Лидой, с мамой и родственниками, с друзьями по «Артеку», где Лиля побывала дважды, с однокурсником Сашей Александровым, ухаживавшим за ней.
Всё яснее чувствовалось приближение войны, и Лиля наравне со всеми бегала, стреляла, прыгала с парашютной вышки, училась делать перевязки, водить машину и обращаться с рацией. Через несколько лет эти довоенные навыки очень ей пригодятся при зачислении в Отряд особого назначения Западного фронта (ООнЗФ).
К сожалению, сейчас уже никто не расскажет нам, как Лиля встретила войну, что она почувствовала, услышав страшную новость из домашнего радиоприёмника или из уст соседей. Мать Валентина Викторовна умерла в 1996 году, прожив 96 лет, но так и не дождавшись вестей о старшей дочери, сестрёнка Лида летом 41-го отдыхала в лагере и домой вернулась только к августу, а Танечка была ещё очень мала — в том июле ей исполнилось 4 года.
Ясно одно: с первых же дней войны Лиля стремилась на фронт. Однако желание её сбылось только осенью 1941 года, когда враг вплотную подступил к Москве. 16 октября девушка была зачислена в Краснопресненский добровольческий батальон, откуда была направлена в школу радистов , а после обучения — в ООнЗФ.
Тут необходимо разоблачить несколько заблуждений, вынесенных в прессу недобросовестными журналистами и псевдоисториками. Во-первых, Лиля Азолина никогда не служила вместе с Зоей Космодемьянской, как об этом принято писать в прессе и на Интернет-сайтах, посвященных Великой Отечественной войне.
Отряд особого назначения Западного фронта (ООнЗФ), в котором служила Лиля, базировался на Тушинском аэродроме, и подчинялся непосредственно командованию Западного фронта — приказы на проведение операций командование Отряда получало лично от Г.К. Жукова , и непосредственно перед ним отчитывалось о выполнении заданий.
В это же время в/ч № 9903, где служила Зоя (так называемое хозяйство командира Артура Спрогиса) находилась в Кунцеве, имела, в отличие от ООнЗФ, номер части и подчинялась разведотделу Западного фронта. Тем не менее, перед этими двумя частями стояли приблизительно одинаковые задачи: разведка и диверсионная работа в тылу врага.
Во-вторых, совершенно несостоятельна версия гибели Лили (а не Зои Космодемьянской) в Петрищеве, выдвинутая сотрудником Института российской истории РАН Еленой Сенявской. Самым главным аргументом выступает послевоенное заявление на поиск бойца , в котором Валентина Викторовна Азолина вспоминает, что в последний раз её старшая дочь приходила домой 7 декабря 1941 года.
В то же время ни у кого не вызывает сомнений то, что трагедия в Петрищеве произошла 28-29 ноября 1941 года. Кроме того, результаты проведённой в 90-е годы экспертизы фотографий повешенной в Петрищеве партизанки, Лили Азолиной и Зои Космодемьянской окончательно подтверждают то, что именно Зою пытали и казнили солдаты и офицеры 197-й немецкой пехотной дивизии, базировавшиеся в Петрищеве.
Впрочем, Лиле ненадолго довелось пережить Зою…
Мы не можем с полной уверенностью судить о службе Лили — слишком мало сохранилось документов, связанных с ООнЗФ. Многое нуждается в уточнении и дополнении, но исходя из многочисленных совпадений и отрывочных воспоминаний сестёр и сослуживцев Лили, можно приблизительно представить, какую работу она выполняла и как погибла.
Вероятно, впервые в тыл врага Лиля пошла 12 ноября в составе только что созданного отряда, которым командовал полковник Иовлев. Рейд проходил в районе Угодского Завода, Чёрной Грязи и Высокиничей. Основной её задачей была техническая разведка: незаметно подключаясь к немецкому кабелю, Лиля, отлично владевшая немецким языком, собирала данные о передвижении войск противника, их вооружении и планах наступления на Москву. Её работа, как и работа многих других разведчиков, обеспечила скорое контрнаступление советских войск под Москвой.
Первый поход был удачным — отряд почти без потерь вернулся на базу. После него было ещё два рейда, и как раз во время краткого отдыха между ними Лиле удалось навестить маму и сестёр — это было 7 декабря.
А потом она не пришла домой в свой день рождения, и взволнованная мать приехала в Тушино, чтобы лично удостовериться в том, что её дочь жива и здорова. Но встреченные ею командиры отводили глаза и не хотели ничего говорить.
Так Валентина Викторовна поняла, что Лили больше нет. Скорее всего, Лейли погибла в ночь с 11 на 12 декабря 1941 года, то есть в канун своего девятнадцатилетия,
Использовав свои связи и знакомства, Валентина Викторовна выбила себе пропуск в едва-едва освобождённый Звенигородский район и в течение двух месяцев искала дочь по всем частям и госпиталям. Безрезультатно.
Много позже один из «тушинских» командиров написал семье Азолиных, как всё произошло. Он рассказал, как по лесу шёл отряд с разведчиками (и Лилей!) впереди, как проводник вывел их на разведку противника, и завязалась перестрелка, как Лиля взмахнула рукой и упала, а отряду пришлось отступить в лес. Он каялся и винил себя за то, что никто так и не смог вернуться за Лилей и если не спасти, так хотя бы похоронить. К сожалению, в том письме не было точного указания места, где отряд наткнулся на врага, это могло бы сильно помочь в установлении Лилиной судьбы.
И по сей день красноармеец Азолина числится в разряде пропавших без вести, хоть в Книге памяти по Москве и записано ошибочно, что похоронена она в Петрищеве. Но пока ещё живы солдаты той Великой войны, пока ещё хранится память военных лет, у нас остаются шансы на удачный поиск, который продолжается ежедневно и ежечасно.

* * *
Я смотрю на последнее Лилькино фото. Военная шапка, гимнастёрка… Едва заметная улыбка, лицо в три четверти, чёрные, будто густой краской обведённые зрачки. Она дышит и смеётся, она ещё ничего не знает о своей судьбе, такая тёплая и живая…
А её младшие сёстры уже в несколько раз старше её, навсегда юной. Но они ждут. Как раньше, до последнего часа, невзирая на годы и похоронки, ждала мать.
Дай им Бог дождаться.

Дарья Верясова: Благодарю за предоставленную информацию Лидию Викторовну и Татьяну Викторовну Азолиных, а также поисковика-исследователя Александра Николаевича Соколова
1. Татьяна и Лидия Азолины живут в Москве, автор встречался с ними неоднократно. Текст основан на их воспоминаниях и семейных документах.
2. Другу Лили Александру Александрову довелось встретить Победу в Берлине и расписаться на стенах Рейхстага. После войны он женился и уехал на Дальний Восток, где через несколько лет погиб в автокатастрофе.
3. Вероятнее всего, училась Лиля на телефонистку, поскольку после её гибели присланный в отряд немец-антифашист исполнял её обязанности именно в качестве телефониста.
4. Вся информация по работе ООнЗФ, использованная в статье, приводится по книге поисковика-исследователя А.Н. Соколова «О чём поведала медаль».
5. Этот документ хранится в ЦАМО, также ознакомиться с ним можно на сайте ОБД «Мемориал» по адресу: www.obd-memorial.ru/Memorial/Memorial.html

Комментарии закрыты.

Page Reader Press Enter to Read Page Content Out Loud Press Enter to Pause or Restart Reading Page Content Out Loud Press Enter to Stop Reading Page Content Out Loud Screen Reader Support