Памятник над могилой священника Петра Иоанновича Космодемьянского возле осиногаёвской Знаменской церкви, в которой он служил.
Валентина Кученкова. ОТЕЦ ПЁТР, ЗОЯ, ШУРА. Истоки подвига. 2001 год
03.04.2019
Зоя Космодемьянская
Ирина Рубцова. ОНА НАЗВАЛАСЬ ТАНЕЙ. 2006 год
03.04.2019

Владимир Креславский. ПРАВДА О ЗОЕ И ШУРЕ. 2006 год

Любовь Тимофеевна, Зоя, Саша и Анатолий Петрович Космодемьянские после переезда в Москву в 1931 году

Любовь Тимофеевна, Зоя, Саша и Анатолий Петрович Космодемьянские после переезда в Москву в 1931 году

Новые документы заставили по-иному взглянуть на судьбу героев.
До недавнего времени казалось, что о Зое и Александре Космодемьянских известно все. Трудное детство – отец умер, когда они были еще детьми, и мать воспитывала их одна. Денег не хватало, но это только еще больше семью сплотило. Учились брат с сестрой на отлично, состояли в пионерской, а потом комсомольской организациях, и свои подвиги совершили потому, что иначе поступить не могли. Написанная после войны матерью героев «Повесть о Зое и Шуре» только подтверждала созданный пропагандой иконный облик.

Вопросы и противоречия
Тем не менее внимательный биограф не мог не заметить некоторых противоречий. Например, подробно описывая жизнь своей семьи до революции, Любовь Тимофеевна почти ничего не говорила о семье своего мужа Анатолия Петровича. А ведь Чуриковы и Космодемьянские были хорошо знакомы, жили в одном селе, и ничего не знать о родных мужа Любовь Тимофеевна не могла.

Много загадок связано и с неожиданным переездом семьи в Москву, и со скоропостижной смертью Анатолия Петровича. Да и о подвиге Зои Космодемьянской, как ни странно, было известно немного. Ушла добровольцем на войну, была зачислена в разведшколу, при выполнении очередного задания была задержана немцами и после изощренных пыток казнена. Ни воспоминаний очевидцев (деревня Петрищево была многолюдной), ни подробностей задания, полученного комсомолкой.

А уж совсем придирчивых удивляло и то, что на родине Космодемьянских – в селе Новые Гаи под Тамбовом – памятник Зое появился только к пятидесятилетию Победы, в 1995 году. И это притом, что почти в каждом советском городе имелись улица или площадь, носившие имена героев-комсомольцев.

И только сейчас, когда в распоряжении исследователей оказались новые документы, появилась возможность ответить на большинство возникавших до того вопросов.

Потомки Космы и Дамиана
Фамилию Космодемьянские в Тамбовской губернии носили многие священнослужители. До деда Зои и Шуры, Петра Ивановича, настоятелем храма в Осином Гае был его дядя Василий Иванович Космодемьянский, а до него дед, прадед и так далее. Да и родился Петр Иванович в семье священника.

Кроме того, имена святых братьев Космы и Дамиана (Кузьмы и Демьяна) в фамилии ко многому обязывали. Прославились они не только своими лекарскими талантами, но и тем, что никогда не брали за свое мастерство платы. Легенда гласит, что после смерти родителей братьев посетил Дух Святой, который, наделив сирот талантами, однако же, предупредил: «Даром получили, даром и отдавайте». Но однажды Дамиан, поддавшись на уговоры, принял от одной из вылеченных им женщин куриные яйца, чем так расстроил Косму, что тот даже похоронить себя завещал отдельно от брата. В любом случае, в святые летописи вошли они как бессребреники и даже после смерти страждущим помогали.

По окончании семинарии Петра Ивановича определили псаломщиком в храм села Большая Липовка Моршанского уезда, где он организовал для деревенских детей школу, в 1900-м был рукоположен в священники, а в 1906-м после смерти дяди стал настоятелем Знаменской церкви в селе Осиные Гаи.

Когда-то, как вспоминала Любовь Тимофеевна, в этих местах были густые осиновые леса, но к началу прошлого века от них ничего не осталось, плодородные почвы разъедала коррозия, а однажды расположенная на краю изба даже сползла в подступивший к селу овраг, похоронив всех своих обитателей.

Село насчитывало почти тысячу дворов, из каждой семьи кто-то обязательно подрабатывал в городе, и доброжелательный священник пришелся в Осиных Гаях как нельзя кстати. Он и учил, и лечил бесплатно, а в случае нужды всегда мог деньгами выручить. К тому же, будучи женат и имея четырех сыновей, отец Петр не сторонился и простой деревенской работы – сеял хлеб, выращивал овощи, содержал скотину. Старшего сына – Анатолия – отправил в Духовную семинарию и помогал ему, чем мог. Казалось, ничто не в состоянии нарушить устоявшегося годами быта, но грянула революция.

«Беднота – не голытьба, а голытьба – не добродетель»
Пожалуй, нигде так не чувствовалось разделения на красных и белых, как на Тамбовщине. Недаром подавление крестьянского мятежа именно в этой губернии выделялось в советских учебниках наравне с основными сражениями Гражданской войны.

Уже к середине 1918 года Тамбовская губерния из снабжавших хлебом перешла в число особо нуждающихся. Беспощадное изъятие зерна и репрессии против его укрывавших коснулись каждой семьи, а Осиногайский комбед отличался чуть ли не особыми зверствами. И конечно, отец Петр Космодемьянский не мог оставаться от происходившего в стороне.

По воспоминаниям старожилов, записанным уже в 1980-е годы, на День Св. Троицы батюшка недвусмысленно заявил, что так называемые комбеды не бедных и сирых представляют, а голытьбу, не желающую работать и под видом «борьбы с эксплуататорами» занимающуюся обыкновенными грабежами. Ему этого не простили.

В ночь с 26 на 27 августа 1918 года подогретые алкоголем бандиты выволокли священника из дома, на глазах жены и трех младших детей избили до полусмерти, привязав за руки к седлу, проволокли по селу и сбросили в Сосулинские пруды.

Еще в восьмидесятые среди старожилов существовала легенда о том, что перед смертью Петр Иванович говорил о каких-то двух ангелах, что придут, но и уйдут, так и не сумев заблудших людей образумить.

Тело Космодемьянского обнаружили весной, и, по свидетельству все тех же очевидцев, «было оно неиспорченным и имело восковой цвет». Похоронили на кладбище вблизи церкви Знамения, в которой Петр Иванович служил последние годы.

От беды не убежишь
Хотя считается, что о дальнейшей судьбе Космодемьянских все известно, новые документы помогают взглянуть на нее по-новому. В «Повести о Зое и Шуре» Любовь Тимофеевна довольно подробно рассказывает о тяготах, которые пришлось пережить, но и умалчивает о многом. Как, к примеру, можно было написать, что и дедом, и прадедом, да, наверное, и прапрадедом героев-комсомольцев были священники, а их нескончаемые переезды с места на место перед войной были вызваны, прежде всего, боязнью репрессий? Только однажды вроде бы можно углядеть намек на существовавшую в семье легенду: это когда Любовь Тимофеевна вспоминает, что ее малолетнюю дочурку в Осиных Гаях односельчане сравнивали с ангелочком. Да и то, мало ли найдется детей, которых бы с ангелами не сравнивали? Другое дело, кто потом вырастает.

После гибели Петра Ивановича Космодемьянские еще какое-то время оставались на прежнем месте. Но вдова даже похоронить его не решалась, пока не получила от новых властей разрешения. Старший сын Анатолий оставил учебу в Тамбове и вернулся в деревню, чтобы помогать матери с младшими детьми. Когда же те подросли, женился на дочери местного писаря Любе. 13 сентября 1923 года родилась дочь Зоя, а через два года – сын Александр.

«Зоя была маленькая и хрупкая. Ходить она стала к одиннадцати месяцам. Окружающие ее любили, потому что она была очень приветлива и доверчива. Выйдя за калитку, улыбалась каждому прохожему, и если кто-нибудь говорил ей: «Пойдем ко мне в гости, ангелочек?» — протягивала ручки и тут же шла».

Любовь Тимофеевна и Анатолий Петрович учительствовали, но в 1929-м началась коллективизация, и Космодемьянским припомнили их происхождение. Разъехались почти все: младшие – на юг, а Анатолий с семьей – в Сибирь, в небольшую деревню Шиткино на Енисее. Только мать уезжать отказалась, заявив, что похоронена будет рядом с мужем

Анатолий же сменил еще несколько мест, пока наконец не оказался в Москве у дальних родственников жены.

Поначалу казалось, что жизнь налаживается, – Любовь Тимофеевна учительствует, отец устраивается на работу в Тимирязевскую академию, Космодемьянские получают квартиру, но в 1933 году Анатолий Петрович умирает.

Сведения о причинах его смерти довольно противоречивые. По одним, он скончался от туберкулеза, но тогда почему о болезни не было известно раньше? По другим, умер Космодемьянский от какой-то инфекции, полученной на работе. Но в Академии с эпидемиологической безопасностью было строго, за здоровьем работников следили. Третья версия гласит, что сведения о непролетарском происхождении Космодемьянских дошли и до Москвы, и, чтобы отвести репрессии от близких, Анатолий покончил жизнь самоубийством. В любом случае горе семью только сплотило.

Однако без ответа остаются следующие вопросы. Почему Космодемьянские, бежав из родного села, не побоялись приехать в Москву? В 30-е годы она была не лучшим местом, для того чтобы избежать репрессий.

Как, имея на руках справку о четырех классах Духовной семинарии (он ее так и не закончил), Анатолий Петрович сумел устроиться на работу в Тимирязевскую академию и почти сразу получить отдельную квартиру. Тогда и более ответственные работники жили в коммуналках.

И, наконец, не объясняется ли все это, а также внезапная смерть Анатолия Петровича тем, что, будучи загнанным в угол, он согласился на сотрудничество с НКВД, а когда из этого сотрудничества ничего путного не получилось, был или убит, или, опять же, покончил с жизнью сам.

Дело №Н-16440…
В конце восьмидесятых на волне развенчания всех и вся досталось от журналистов и Космодемьянским.

Шуру упрекали во взрывном характере и том, что он то и дело влипал в неприятные истории. Мол, не случалось и дня, чтобы мальчик с кем-нибудь не подрался. Забывали, правда, что, по свидетельствам одноклассников и учителей, дрался Александр, заступаясь за более слабых и за сестру, которая сама за себя постоять не могла.

Откопали документы, что и Зоя состояла на учете в психоневрологическом диспансере. Только не говорили, что за год до войны девочка тяжело переболела менингитом, а таких больных тогда именно там и наблюдали. Сторонников домыслов о психической болезни комсомолки не смущало даже то, что страдай она какой-либо психической болезнью, ее бы ни за что в разведшколу не определили.

Нашлись и те, кто сам подвиг Зои отрицал (мол, совершили его то ли Вера Волошина, то ли Лиза Чайкина, а приписали Космодемьянской), и те, кто ставил под сомнение задачу, поставленную перед разведчиками. По их мнению, Зою задержали крестьяне, разгневанные тем, что она собиралась поджечь их дома, а в селе этом даже немцев не стояло.

Только рассекреченное уже в наши дни Уголовное дело №Н-16440 по обвинению Василия Клубкова в предательстве и измене родине, внесло окончательную ясность.

Сразу после начала войны Зоя записалась в добровольцы, и ее определили в разведшколу. Школа находилась недалеко от московской станции Кунцево, там она и познакомилась с Клубковым.

«Она мне сразу не понравилась… Смотрела так, будто хотела в чем пристыдить».

В середине ноября в школу поступил приказ сжечь деревни, в которых расквартировались немцы. Создали два подразделения, каждое по десять человек. Но у деревни Петрищево 22 ноября оказались только трое – Космодемьянская, Клубков и более опытный Борис Крайнов.

Решили, что Зоя должна поджечь дома в южной части деревни, там квартировали немцы; Клубков — в северной, а командир — в центре, где находился немецкий штаб. После выполнения задания все должны были собраться на том же месте и уже потом возвращаться домой.

Крайнов действовал профессионально, и его дома загорелись первыми, потом вспыхнули те, что располагались в южной части, в северной не загорелись. Крайнов прождал товарищей почти весь следующий день, но они так и не вернулись.

Из протокола допроса Бориса Крайнова: «О задержании Космодемьянской мне стало известно только 15 января, то есть после освобождения деревни Петрищево, когда нашими частями было обнаружено ее тело. Потом мы виделись с Клубковым — он сказал, что в деревне встретил немцев и ничего не успел сделать. Пошел обратно на место встречи, и его захватили в плен, откуда он бежал. Меня тогда уже удивило, что сам он о Зое не спрашивал».

Из протокола допроса Василия Клубкова: «Когда я подходил к зданиям, которые должен был поджечь, то видел, что участки Космодемьянской и Крайнова загорелись. Подойдя к дому, я разбил бутылку зажигательной смеси и бросил ее, но она не загорелась. В это время я увидел невдалеке от себя двух немецких часовых и решил убежать в лес, расположенный в 300 метрах от деревни. Как только я прибежал в лес, на меня навалились два немецких солдата и сдали немецкому офицеру. Он наставил на меня револьвер и потребовал, чтобы я выдал, кто вместе со мной прибыл поджигать деревню. Я рассказал, что нас всего пришло трое, назвал имена Крайнова и Космодемьянской. Офицер немедленно отдал какое-то приказание и через какое-то время привели Зою. Ее спрашивали, как она поджигала деревню. Космодемьянская отвечала, что деревню она не поджигала. После этого офицер начал избивать ее и требовал показаний, она молчала, и тогда ее раздели догола и в течение 2—3 часов избивали резиновыми палками. Но Космодемьянская говорила одно: “Убейте меня, я вам ничего не расскажу”. Даже имени своего не назвала. Твердила, что зовут ее Таня. После чего ее увели, и я ее больше не видел».

Клубкова судили и расстреляли. А скрывали это, чтобы не омрачать настоящий подвиг предательством.

Ангелы
16 февраля 1942 Зое Космодемьянской присвоили звание Героя Советского Союза, а ее прах перезахоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

Уже на самом исходе войны под Фирбруденкругом геройски погиб и младший брат Зои – гвардии старший лейтенант Александр Космодемьянский.

Именами героев были названы улицы и площади почти во всех советских городах, создавались мемориалы, ставились памятники…

Но, пожалуй, самой искренней и доброй является память земляков Зои и Шуры из Осиного Гая.

Хотя здесь им и установили памятник только к 50-летию Победы, об ангелах, что придут и уйдут, так и не сделав людей счастливее, помнили всегда.

В 1946-м, когда это стало возможно, в Осиных Гаях снова открыли церковь. Как ни странно, она почти не пострадала – все, вплоть до серебряных подсвечников, было возвращено сельчанами в храм.

На могиле отца Петра поставили крест со склоненными у его подножия двумя ангелами. И сельчане не сомневаются, что, умирая, священник предвидел мученическую смерть своих собственных внуков.

В настоящее время в Тамбовской епархии рассматривается вопрос о его канонизации.

Космодемьянская Зоя Анатольевна («Таня»), 13.09.1923 – 29.11.1941
Партизанка времен Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1942, посмертно).
Член ВЛКСМ с 1938 года. Ученица 201-й Московской школы. Добровольно ушла в партизанский отряд, разведчица.
Казнена фашистами в деревне Петрищево Московской области.

 

Газета «Наше время» № 19, 2006 г

Комментарии закрыты.

Page Reader Press Enter to Read Page Content Out Loud Press Enter to Pause or Restart Reading Page Content Out Loud Press Enter to Stop Reading Page Content Out Loud Screen Reader Support