В/ч №9903. Группа Лёли Колесовой.
Директива от 29 июня 1941 года о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков
29.06.2019
Зоя Космодемьянская после смерти отца. 1933 год.
Н.П.Рымаранс. В ГОСТЯХ У ЛЮБОВИ ТИМОФЕЕВНЫ (под редакцией Е. Г. Ивановой)
13.09.2019

Н. П. Рымаранс. ПЕТРИЩЕВО, ПРАСКОВЬЕ ЯКОВЛЕВНЕ КУЛИК…

П. Я. Кулик показывает место в своём доме, где провела последнюю ночь Зоя. Фото из экспозиции музея 201-й школы.

П. Я. Кулик показывает место в своём доме, где провела последнюю ночь Зоя. Фото из экспозиции музея 201-й школы.

Летом 1972 года по возвращении из Ленинграда я сделал остановку на 10 дней в Москве. В мои планы помимо осмотра столицы входило  посещение места подвига Зои Космодемьянской – деревни Петрищево, куда я  вскоре направился и где прожил в доме у Прасковьи Яковлевны Кулик  с 29 июля по 4 августа.

Поехал я после ответов Прасковьи Яковлевны на мои письма. П.Я.Кулик, которую все звали тетей Пашей, жила в своем доме, как и в 1941 году, когда этот дом занимали 26 немецких солдат. Было ей в 1972 году 65 лет. Муж умер два года назад, дети разъехались. Поток писем пошел к ней после публикации  29 ноября 1971 г. в газете «Сельская жизнь» заметки «Подвиг Зои». Она отвечала людям, как могла, на тетрадных листочках. Это потом  уже директор музея С.А.Шаров ей помог – записал ее воспоминания, отпечатал и дал ей, чтобы она писала меньше.

И я написал письмо, спросил, нельзя ли приехать. В мае 1972 г. она отвечала мне, как доехать до Петрищева. Были в ее письме такие слова: «Приезжай, сынок, встречу как родного. Обо всём поговорим, отвечу на всё, что тебя волнует». Вот так в конце  июля 1972 года я оказался в гостях у П.Я.Кулик.

Родилась Прасковья Яковлевна Кулик (Петрушина) 18 октября 1907 г.  в  Белоруссии, в Минской области. В подмосковную деревню Петрищево переехали незадолго до войны. С мужем Василием Александровичем, сыном Мефодием (1930 г.р.), дочерью Зоей (1933 г.р.) и сыном Сашей (1939 г.р.) вечером 28 ноября 1941 г. они находились дома, на широкой русской печи и были свидетелями всех истязаний, которым девушку, назвавшуюся Таней, подвергли фашистские палачи. Последнюю ночь Зоя Космодемьянская провела в их доме, из него пошла на эшафот.

Вечерами мы беседовали, на многие вопросы  тетя Паша мне отвечала. Днем надо было многое сделать по хозяйству, и постоянно шли люди, приезжали пионеры, и все просили рассказать о Зое, о том, что было тогда. Я жалею, что не было у меня тогда еще магнитофона и не было с собой фотоаппарата, не записал я, как Прасковья Яковлевна рассказывала…. Ей писали отовсюду, пачка писем лежала без ответа, и я решил помочь тете Паше, увез с собой эту пачку. В Петрищеве, в киоске купил фотографии черно-белые. Когда отвечал, то вкладывал их в конверты. Всем дружинам, пионерским отрядам ответил. А с одним учителем из Калининской области мы потом дружили до самой его смерти. Он  написал Прасковье Яковлевне, чтобы она разрешила приезд с ночевкой в доме ему с 25 учениками. Конечно, тетя Паша им не отказала…

Одевалась тетя Паша по-деревенски: кофта, юбка, в жару ситцевое платье, на ногах тапочки. Не бежала переодеваться, когда подходили люди. Говорила с белорусским акцентом. Хорошо помню вкусный борщ со щавелем, оладьи, драники, которыми она меня угощала. На прощанье  подарила мне платок, полотенце и клубок шерсти. Она пряла в дождливые и зимние вечера для всей семьи, помогала детям, внукам.

В музее в книге отзывов я прочитал требование одного ветерана, что нужно предложить Прасковье Яковлевне квартиру и освободить дом Кулик под музей. Руководство музея нашло эту идею целесообразной. Это было очень непросто для пожилого человека – с  дома съехать, с деревней попрощаться… Но тетя Паша никого не винила.

И уже летом 1973 года она прислала мне письмо с нового адреса. Дали ей квартиру в  поселке Кожино. А в ее доме в 1975 году открыли музейную экспозицию. Тетя Паша всё, что могла, советовала и подсказывала, какая обстановка была в 1941 году, какие вещи, где что стояло.

В 1983 году в мае месяце, возвращаясь из санатория из Трускавца, вечером я из Москвы приехал в Петрищево. От развилки шел пешком до деревни, автобуса не было. Со знакомым обошли все места в  вечерней тишине. Постояли у стелы у дома Кулик. Дом уже выглядел по-другому – при мне в 1972 году он был обшит досточками, а теперь выглядывали бревна, дорожка была вымощена плиткой, забор убран. Когда подошли к дому М.И.Седовой, там горел свет. Знакомый предложил зайти, но я не согласился беспокоить старушку −  она приехала из Москвы отдыхать, жила в Москве у дочери. На другой день я уехал, так как билеты на поезд были уже куплены.

А еще через день в Петрищево приезжала П.Я.Кулик! Жалела, что мы не встретились. Но уже не суждено было встретиться…

Последние годы жизни Прасковья Яковлевна жила у старшего сына в г. Рузе. Умерла она 12 ноября 1986 г. По ее просьбе похоронена на сельском  петрищевском  кладбище, рядом со своими родными.

 

Николай Павлович Рымаранс (1950-2013) – энтузиаст, много лет занимавшийся поисковой работой, связанной с именами юных героев Великой Отечественной войны Саши Бородулина и Гали Комлевой, Героя Советского Союза Зои Космодемьянской, ветеранов войны с Алтая. Журналист, корреспондент газеты «Степной маяк» (Алтайский край), создатель школьного музея З.Космодемьянской в райцентре Ключи.

Н.П.Рымаранс переписывался с Л.Т.Космодемьянской, П.Я.Кулик. Многолетняя дружба связывала Н.Рымаранса с музеями, посвященными семье Космодемьянских: Петрищевским, Осино — Гайским, Борщевским, музеем школы № 201 г. Москвы, музеем в с. Шиткино. Много интересных материалов, фотографий, вырезок из газет передано Николаем Павловичем в эти музеи.

Полные версии воспоминаний о Прасковье Яковлевне Кулик и о встрече с Любовью Тимофеевной Космодемьянской публикуются впервые в редакции Е.Г.Ивановой (г. Москва).

Комментарии закрыты.

Page Reader Press Enter to Read Page Content Out Loud Press Enter to Pause or Restart Reading Page Content Out Loud Press Enter to Stop Reading Page Content Out Loud Screen Reader Support