Обложка книги Л. Аргутинской "Татьяна Соломаха" с портретом главной героини в образе Наталки Полтавки
Люся Аргутинская. ТАТЬЯНА СОЛОМАХА
23.03.2019
Обложка книги В. Д. Успенского "Зоя Космодемьянская" из малой серии книг о жизни замечательных людей
Владимир Успенский. ЗОЯ КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ
23.03.2019

Борис Емельянов. ЗОЯ И ГАЙДАР

Фотография, на которой Аркадий Гайдар сфотографирован в группе отдыхающих в санатории "Сокольники". По словам вдовы Гайдара на фото также присутствует и Зоя Космодемьянская (третья слева в шапочке).

Фотография, на которой Аркадий Гайдар (сидит на корточках второй справа во втором ряду) сфотографирован в группе отдыхающих в санатории "Сокольники". По словам вдовы Гайдара на фото также присутствует и Зоя Космодемьянская (третья слева в шапочке).

В лесу инженеры и рабочие построили два красивых дома. Лес они огородили забором, и лес стал называться парком.
В домах разместился большой санаторий, в котором люди лечились и отдыхали. Они ходили на лыжах, катались на коньках, играли в снежки и читали хорошие книги.
Так было и в январе 1941 года, в дни, когда здесь встретились Аркадий Гайдар и Зоя Космодемьянская.
… В парке, рядом с ледяной дорожкой, Гайдар поставил семь снежных баб — большую, поменьше, ещё поменьше и, наконец, совсем маленькую. Две бабы держали ружья «на плечо», две — «на караул», две стояли навытяжку — «руки по швам», — без оружия. А самая маленькая, седьмая баба сидела в просторной слепленной из снега палатке за прилавком и торговала всякой мелочью: сосновыми шишками и вороньими перьями. Седьмая баба называлась: маркитантка Сигарет.
А все вместе снежные бабы были гарнизоном большой белой крепости. Гайдар эту крепость осаждал, бомбардировал снежками и брал штурмом. Это была очень хорошая игра, и называлась она «война с амазонками». Даже красивый доктор Аннушка прибегала сюда и с азартом швыряла снежками в злых белых баб.
Однажды мы с Гайдаром ремонтировали пострадавший от последнего обстрела и штурма гарнизон крепости. Послышался скрип снега под чьими-то лёгкими, осторожными шагами. Шаги затихли невдалеке, словно повисли в воздухе.
Гайдар обернулся. Девушка — девочка — в коричневой отороченной мехом шубке стояла под большой, старой берёзой. Светило солнце. Неслышно падали хлопья снега с деревьев.
— Вы ко мне? — спросил Гайдар.
— Нет, — сказала девушка, — Я не к вам, я сама по себе.
— Так не бывает, — сказал Гайдар. — Это только старый кот ходил сам по себе в джунглях, и ничего из этого хорошего не вышло. Хотите мороженого?
— Откуда у вас мороженое? — спросила девушка, недоверчиво оглядывая пустой парк.
— Мы вчера заняли эту белую крепость, — серьёзно ответил Гайдар. — Пушки и ружья больше не стреляют. Старая маркитантка по-прежнему торгует своими запасами. Мы не обижаем мирных жителей.
Он снял рукавицу, залез рукой в снежную палатку и, пошарив там немного, вытащил из потайного уголка два фунтика мороженого «Эскимо».
— Вам сливочного или шоколадного? — спросил Гайдар.
Девушка засмеялась.
— Я вас знаю, — сказала она, — Вы писатель Аркадий Гайдар. Я знаю все ваши книги.
— Я тоже вас знаю, — сказал Гайдар. — Вы учитесь в девятом, нет, в десятом классе. И я тоже знаю все ваши книги: алгебру Киселева, физику Соколова и тригонометрию Рыбкина. Вас зовут Наташей, или Зоей, или Марусей. Гром далёких сражений не даёт вам спать по ночам, и это понятно, потому что сражения эти не далёкие, а совсем близкие.
— Всё это правда, — сказала девушка. — Я учусь в десятом классе, и меня зовут Зоей. Про гром — тоже правда.
— Очень тревожно жить на свете, — сказал Гайдар. — Слышите? — он поднял руку и замер, к чему-то прислушиваясь.
— Слышу, — серьёзно сказала девушка.
— Это пушки, — сказал Гайдар. — Это пулемёты работают далеко-далеко, в Греции. А это, кажется, бьют марш-поход наши барабаны: каждому отряду своя дорога, свой позор и своя слава.
— Это вы очень хорошо написали, — сказала Зоя.
— Правильно, дорогой товарищ, — сказал Гайдар. — Это я очень хорошо написал.
В парке зазвонил колокол, сзывая народ к обеду.
— До свиданья, — сказала Зоя и убежала, а мы с Гайдаром ещё долго беседовали о том, как велика ответственность человека, который учит других жить, и как должна быть чиста его собственная совесть.
На другой день, утром, Гайдар захватил коньки и вышел в парк. Зою он встретил на катке, они долго катались вместе, и Зоя весело смеялась над неуклюжим уменьем Гайдара. Он давно не катался на коньках и учился кататься заново.
А потом они сидели на скамейке в парке, и Зоя рассказывала Гайдару о маме, о брате, о своей жизни, о том, что вот окончит она скоро десятилетку, а как будет жить дальше, не знает.
— Всё у вас впереди, — сказал Гайдар, — плохое и хорошее.
— В том-то вот и дело, — ответила Зоя. — Вон у вас какая знаменитая жизнь — всё как на ладони, и что будет дальше, — всё ясно. А мне всё нужно решать: кем быть и как жить. Плохо — не хочется, а хорошо — трудно.
— Долго и счастливо, — пошутил Гайдар. — В старых книжках так писали.
— Долго — это ещё не значит счастливо, счастливо — это ещё не значит долго, — задумчиво сказала Зоя, и Гайдар посмотрел на неё удивлённо.
С каждым днём он всё больше и больше привязывался к этой девочке. Любовь Зои к книжным героям наивно делилась пополам между Жанной д`Арк и Тимуром. О трудном подвиге в жизни мечтала она. Неясно, загадочно было будущее этой девочки, но писатель Гайдар чувствовал, что оно будет необыкновенным.
Всё чаще и чаще Гайдар и Зоя уходили вдвоём в далёкие прогулки по парку, и тогда в санатории ласково говорили: «Наши комсомольцы пошли гулять».
В этих словах, таивших добрую насмешку над Гайдаром, было много правды. Это были действительно два комсомольца: один, «доблестно вынесший на себе тяжесть всей гражданской войны», — так было написано в характеристике Гайдара, — и другой, у которого было всё впереди и даже характеристики ещё не было. Может быть, поэтому они и подружились.
Гайдар и Зоя часто спорили о жизни. Взволнованная тревожными событиями, Зоя читала Гайдару героические стихи Гёте, мечтала вслух.
— На землю опускайтесь, на землю! — смеялся Гайдар.
— «Лётчики летят своими путями. Капитаны плывут своими морями», — упрямо повторяла Зоя. — Зачем же вы так писали?
Она часто разговаривала с Гайдаром-товарищем словами Гайдара-писателя. У неё была отличная память, и Гайдар с радостью принимал участие в этой литературной игре.
Вот и сейчас Зоя вдруг согнала улыбку с лица и совсем по-ребячьи тихо спросила:
— Аркадий Петрович! Что такое счастье? Только, пожалуйста, не отвечайте мне, как Чуку и Геку: счастье, мол, каждый понимает по-своему. Ведь есть же у людей одно большое, настоящее, общее счастье?
Гайдар задумался.
— Есть, конечно, такое счастье, — сказал он. — Ради него живут и умирают настоящие люди.
На другой день Зоя уехала, и Гайдар попрощался с ней у калитки.
— Улетают лётчики, — сказал он и пошёл по тропинке к дому.
Прошло полгода. Началась Великая Отечественная война. Гайдар шёл по улице Горького, большой и красивый в своей новой военной форме. Дворники закладывали мешками с песком зеркальные витрины магазинов. Москва становилась прифронтовым городом.
Чья-то рука осторожно и ласково взяла Гайдара за рукав гимнастёрки.
— Здравствуйте, Аркадий Петрович! — Перед ним стояла Зоя.
— Лётчики прилетели, — сказал Гайдар. — Наши хорошие лётчики.
Он схватил Зою за руку, и они пошли вниз, к Охотному ряду.
Солдаты, командиры и пионеры отдавали честь Гайдару, и он здоровался с ними с весёлой улыбкой, точно радовался каждой такой встрече.
— Уезжаете? — спросила Зоя.
— Уезжаю, — сказал Гайдар. — Завтра.
— Я тоже, — сказала Зоя. — Только ещё не скоро. Но я решила твёрдо.
И вдруг, как тогда, в парке, она посмотрела на Гайдара совсем по-ребячьи, как смотрят ученицы первых классов на старого любимого учителя.
— Аркадий Петрович! — сказала она. — Вы когда-то писали о том, что не надо бояться смерти. Умереть за большое человеческое счастье не жалко.
— Не жалко, — повторил Гайдар. — Я так писал. Я так до сих пор думаю.
— До свиданья! — сказала Зоя. — Спасибо зам за ваши книги, Аркадий Петрович!
Она крепко пожала Гайдару руку и побежала вниз по улице за проходившим троллейбусом.
А Гайдар свернул направо и пошёл за своими документами в Генеральный штаб Красной Армии.

Ноябрь 1946
Борис Емельянов

журнал «Смена»

Комментарии закрыты.

Page Reader Press Enter to Read Page Content Out Loud Press Enter to Pause or Restart Reading Page Content Out Loud Press Enter to Stop Reading Page Content Out Loud Screen Reader Support